Семейство сайтов Forest.RU: Всё о российских лесах | Международные Дни Леса | Обзоры прессы и аналитика | Леса Новгородчины | Книги о природе и экологии
Дубы Евразии - сайт программы сохранения и восстановления широколиственных лесов
Этот сайт поддерживается Лесным КлубомLogo
English version

События

Олимпиады и конкурсы

Посадить лес своими руками

Публикации, статьи, выступления

Регионы

Участники программы и партнёры

Поддержите проекты по возрождению дубрав!

Всё о российских лесах


Дубравы Донбасса: Быть или не быть

Сохранение лесных массивов в степных областях Донбасса сегодня становится жизненно важным делом для всех ее жителей, а не только для специалистов и активистов зеленого движения. В наше время покинуть пределы региона, чтобы отдохнуть, может позволить себе далеко не каждый ее житель. Поэтому многим из них приходится искать места отдыха невдалеке от своих городов и поселков.

И тут, при выборе места отдыха каждый из нас лесополосе предпочитает лес, а голому степному берегу водоема - берег лесистый. Не случайно в лесных массивах становится все многолюднее и многолюднее, и как печальное следствие - все грязнее и грязнее.

Рис. А.ГАВРИЛЕНКО Особой популярностью у отдыхающих пользуются сосновые рощи и дубравы, со своим чистейшим ароматным воздухом. Но что поделаешь - кроме этих своих качеств, дуб и сосна становятся объектом браконьерских и, так называемых, санитарных рубок из-за своей ценной древесины.

При этом поводом для рубки сосны на Луганщине в последнее время является заметно участившиеся возгорания леса. А столетние дубравы идут под топор под благовидной, на первый взгляд, причиной - санитарной рубкой леса.

Что и говорить, соблазн у этих, с позволения сказать, "санитаров", которым государство платит зарплату за сохранение лесного богатства страны, велик - 1 кубометр древесины дуба стоит, по данным газеты "Украiна молода", порядка 200 долларов США, а "новые" украинцы не прочь иметь дубовую мебель и паркет.

На коллегии областного управления экобезопасности в прошлом году были приведены факты такого вот, с позволения сказать, ведения лесного хозяйства, когда на площади в 20 га Славяносербского лесничества, неподалеку от районного центра, было вырублено 1730 кубометров дубовой древесины. Погибшим там дубам-красавцам было по 117 лет и, по выводам компетентной комиссии, они не имели признаков заболевания.

Умножьте 200 долларов на 1730 и вы поймете, что могло двигать "санитарами леса". В результате вполне можно предположить, что несколько человек хорошо нажились, еще десяток-другой покрыли полы в своих "хатынках" дубовым паркетом, а всем нам, нашим детям и внукам вместо прекрасной дубравы осталось поле пеньков в сухостое клена и береста, который и следовало бы по всем законам ведения лесного хозяйства вырубить в бывшей дубраве.

Впрочем, речь в данном случае идет о естественной дубовой роще, то есть выросшей безо всякого участия человека и не очень-то поэтому нуждающейся в его заботе вообще.

Эта рубка в Славяносербском районе имела резонанс в природоохранной областной общественной организации "Зелений свiт" и управлении экобезопасности. В результате версия о санитарно-выборочных рубках лопнула, как мыльный пузырь. Чувствуя, что запахло жареным, Комитет лесного хозяйства назначил ведомственную комиссию, которая, спасая честь мундира своих учредителей, и вовсе сделала нововведение в правила ведения лесного хозяйства, назвав уничтожение столетних дубов "рубкой верхнего яруса". Но, во-первых, лесным законодательством такого вида рубки просто не предусмотрены. Но даже если бы это было так, то рубка верхнего яруса, состоящего из старых отмирающих деревьев, производится для того, чтобы дать рост молодняку из яруса нижнего, вместо которого в данном случае фигурирует в основном сухостой клена и береста. Выходит, ради этого лесного сора и были уничтожены могучие столетние дубы, продолжительность жизни которых достигает порой 300 лет.

Так что от данного вывода комиссии попахивает рафинированным цинизмом. Не случайно материалы по факту вырубки дубравы были в результате все же переданы в Стаханово-Алчевскую природоохранную прокуратуру. К сожалению, о результатах расследования "зеленая" общественность Луганщины до сих пор так и не была проинформирована. Как не была она проинформирована и десяток лет назад о такой же "санитарной" вырубке дубравы в лесничестве Песчаное. И там факт вырубки был предан огласке благодаря луганским "зеленым".

Стоит ли после этого удивляться тому, что рубка короля леса - дуба была обнаружена в 1997 году и под Северодонецком в районе села Боровое. И снова только вмешательство природоохранной общественности положило конец вырубке коренной дубравы в пойме Донца. Естественно, активисты-общественники не в состоянии контролировать всю территорию области со всеми ее лесничествами и, бывает, порубки обнаруживаются уже спустя некоторое время после факта их свершения. Так, в 1998 году на месте прекрасной дубравы в районе Зеленой Рощи, что в пригороде самого Луганска, были обнаружены лишь пеньки.

Если дело так пойдет и дальше, то можно не сомневаться в том, что скоро на Луганщине не останется ни одного дуба. А терять этому краю, поверьте, еще есть что. Так в пойменных лесах Донца и Деркула дуб остается, несмотря ни на что, их фоновым (основным) видом. Так что речь в данном случае идет о судьбе этих пойменных лесов, как таковых.

А байрачные дубравы в Антрацитовском районе общей площадью до 10 тыс. гектаров, которые сам Антон Павлович Чехов называл "Донецкой Швейцарией", чудом сохранившиеся до наших дней? Словом, еще не все потеряно и есть что заповедать потомкам. Весь вопрос: как?

Пока лесостроительные работы на фоне повсеместных вырубок дуба в области проводятся низкими темпами. Так, в Стахановском лесничестве за 1994-1999 гг. не восстановлено ни одного гектара дуба при наличии под это восстановление 25 га.

Очевидно, что при таком положении дел необходимо ввести законодательным путем мораторий на рубку реликтовых (естественных) лесов Донбасса, в которых дуб занимает не последнее место. Кроме этого, учеными Луганского педуниверситета было разработано научное обоснование на создание регионального ландшафтного парка "Зеленое ожерелье Донбасса", в рамках которого предусмотрено отвести под заповедники реликтовые леса на 5 участках Ивановского лесничества в Антрацитовском районе. Это научное обоснование передано в областное управление экобезопасности и уже включено в региональный план действий по охране окружающей природной среды.

Однако все это может оказаться лишь благими намерениями без существенной реорганизации всего лесного хозяйства Луганщины. Ведь нет никакой гарантии в том, что сегодня не запланирована очередная "санитарно-выборочная" рубка в той или иной дубраве Луганщины. Да и реализовывать предложения луганских ученых по защите реликтовых лесов края предстоит не кому-нибудь другому, а тем же работникам лесного хозяйства. Сегодня в канун их профессионального праздника хочется поздравить тех из них, кто сохранил свое профессиональное достоинство и своим нелегким каждодневным трудом защищает для потомков остатки "зеленых легких" Донбасса, данные ему самой природой.

Ведь посаженная здесь руками человека сосна из-за различных заболеваний не так жизнестойка, как испокон века растущие лиственные леса. По результатам палеоботанических исследований 1000 лет назад они занимали до 70% (!) территории Луганской области.

Еще 200 лет назад лиственные леса из дуба, ясеня и осины росли здесь сплошной полосой шириной в среднем по 10 км от каждого берега Донца. Сегодня эта благодатная зеленая полоса опять же в среднем в 100(!) раз уже, и если ничего не предпринимать, может без возврата исчезнуть в наше время вседозволенности. Вместо нее к самой большой реке Донбасса вплотную подходит голая, зачастую распаханная до берега степь, угрожая уже самому существованию главной водной артерии региона.

В довоенный период лесистость в Луганской области упала до 2,8%. В результате активной деятельности в 50-60-е годы лесничеств Луганщины сегодня этот показатель составляет уже 12%. Однако 40% из них составляют как раз те, склонные к заболеваниям и наиболее уязвимые в отношении возгораемости рукотворные хвойные леса. И надежды на то, что они сохранятся уже хотя бы через сотню лет, мало.

Реликтовые же лиственные леса сохранятся, безусловно, если только не попадут под топор. Причем их главный долгожитель - дуб сохранится в еще более мощных и раскидистых, тех самых экземплярах деревьев, которые еще сегодня можно встретить на берегах Донца, нижнего Деркула и других рек Луганщины, в балках и байраках южных районов области. Деревья эти видели детство наших прадедов и могут увидеть золотую осень жизни наших правнуков и даже пережить их внуков. Могут, если не дать их на откуп браконьерам разных мастей, действующих порой под самыми благовидными предлогами. Не дадим же погибнуть живым свидетелям жизни наших предков, сделав их таким образом свидетелями жизни наших загадочных потомков! Их благодарность за это, право же, лучшая награда нам и главная цель наших усилий при этом, несмотря на то, какой бы в том далеком будущем ни была общественно-политическая формация и государственная принадлежность Донбасса.

Валерий ДЕНЩИК,

Александр КРАМАРЕНКО

Рис. Анны ГАВРИЛЕНКО

Эковести из Луганска № 19
Спецвыпуск


К началу этой страницы На входную страницу Напишите нам!